Меню Заказать звонок

«Аппаратное омоложение»

18 Августа

«АППАРАТНОЕ ОМОЛОЖЕНИЕ» — сегодня это словосочетание у всех на слуху. С помощью аппаратных воздействий в ДЕРМАТОЛОГИИ также устраняют КОЖНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ СЕРЬЕЗНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ. Целая армия красоты у нас на службе! Служит ли она нам верой и правдой? «К&З» побеседовал с экспертом.

Игорь Пинсонд. м. н., профессор, главный врач клиники профессорской дерматологии и косметологии «ПрезидентМед»

Во время интервью Игорь Яковлевич Пинсон демонстрирует слайды на мониторе компьютера, листает книги по медицине, проводит экскурсию по кабинетам: «У нас есть все аппаратные методы, которые применяют в дерматологии. Эксимерный лазер, эксимерный свет, все виды фототерапии, разные виды голубого света, всевозможные лазерные и нелазерные энергетические источники, радиоволновые источники»... Наш собеседник — кладезь научных знаний (его докторская диссертация посвящена коррекции иммунопатологических механизмов псориаза с помощью эксимерного лазера), обладатель богатейшего практического опыта и профессионал, бесконечно увлеченный своим делом: «Как нет второго Театра на Таганке или «Ленкома», так и косметологическая клиника может быть единственной в своем роде!»

Наряду с руководством высокотехнологичной клиникой Игорь Яковлевич занимается обучением врачей, является главным редактором авторитетного медицинского издания «Лазерная дерматология и косметология» (русскоязычная версия зарубежного журнала). Совместно с целым рядом компаний участвует в исследованиях и разработке новых методов: «Совсем недавно испытывали метод применения холодной плазмы как альтернативу лазерному воздействию».   

Ваша клиника в полном объеме специализируется на дерматологии. Наверняка беретесь за сложные случаи?

И. П.: Мы беремся за самые сложные, сложнейшие случаи. Это не только псориаз, витилиго, акне, розацеа. Мы лечим пациентов с болезнью Девержи (красный отрубевидный волосяной лишай. — Прим. ред.), пузырчаткой, к которым во многих клиниках боятся даже прикоснуться.

Всегда проводим тщательное обследование кожи, если необходимо, с применением УЗИ, методов 3D-диагностики. Каждому пациенту подробно рассказываем о его заболевании, ведем детальную историю болезни с описанием локальных статусов, выдаем исчерпывающее консультативное заключение.  

К сожалению, люди не всегда получают адекватное лечение своего заболевания. Например, при псориазе вам могут назначить гормональные препараты четвертого класса — очень сильные, еще не использовав препараты третьего класса...

У вас больше пациентов с дерматологическими заболеваниями? А как насчет решения чисто эстетических задач – устранения морщин, выравнивания тона кожи, омоложения? 

И. П.: По поводу соотношения числа пациентов я бы сказал — 50:50. А относительно косметологии, в том-то и дело, что у нас к ней зачастую относятся как к способу просто омолодиться, не воспринимают ее как комплекс серьезных, продуманных воздействий, — отсюда многие проблемы! Неслучайно еще одна наша специализация — коррекция осложнений после аппаратных процедур. А осложнений масса — ожоги, рубцы, депигментация, гипопигментация, гиперпигментация...

Например, к нам пришла пациентка после самой простой процедуры — эпиляции. С невероятным ожогом на месте татуировки. Просто доктор, который выполнял процедуру, не знал, что данным видом лазерного воздействия нельзя «трогать» искусственный пигмент.

Хотелось бы, чтобы профессиональный уровень некоторых врачей не ограничивался сведениями, полученными от менеджеров по продажам косметологического оборудования, у которых коммерческие цели.

Разве у специалиста не должно быть свидетельства о профессиональном владении конкретным аппаратом? Дистрибьюторы утверждают как раз обратное...

 И. П.: Когда вы покупаете новый автомобиль, вы идете заново обучаться вождению, чтобы управлять машиной именно этой марки?.. Конечно, нет! Вы уже знаете, что такое автомобиль, вы его опытный пользователь.

То же самое в косметологии: есть понятие СО2-лазера, эрбиевого лазера — эти лазеры везде одни и те же. Врач априори должен знать, что они из себя представляют.

Безусловно, у каждого аппарата есть своя специфика, о которой нужно получить информацию, совершая покупку. Но специальный сертификат по каждому аппарату... Только врач, обладающий знаниями, в состоянии решить, оборудование каких производителей для него приемлемо.

Если отсутствует медицинская грамотность, никакой сертификат не поможет.

Будь моя воля, я бы резко сократил количество учреждений, которые занимаются обучением врачей. Сделал бы так, как это было в Советском Союзе, когда существовало ограниченное число учебных подразделений — с академическим подходом, квалифицированным штатом и надлежащей материально-технической базой. Сейчас же косметологии не обучает только ленивый.

У нас даже почти вся литература по аппаратным методам издается компаниями — дистрибьюторами оборудования: по большей части в ней содержится не обучающая информация, а презентация возможностей того или иного аппарата. Таким образом, и к книгам приходится подходить критически.  

Хочется верить, что у врачей все-таки есть возможность качественного и, так скажем, объективного совершенствования. Иначе становится не по себе...

И. П.:  В настоящее время мы в Первом московском государственном медицинском университете им. Сеченова организовали обучающий центр, в рамках которого без всякой привязки к производителям аппаратного оборудования (учебный центр должен быть исключительно учебным и не преследовать никаких маркетинговых интересов!) даем врачам-дерматологам и косметологам столь нужные им знания.

Недавно у нас прошло великолепное мероприятие: мы пригласили профессора Арье Оренштейна, директора Института новых медицинских технологий, председателя Израильского общества пластических эстетических хирургов (интервью с доктором Оренштейном читайте в сентябрьском номере «К&З». — Прим. ред.) — это бесспорный профессиональный авторитет, человек, который впервые в мире применил лазер для нужд косметологии. Целый день был посвящен одной теме (а не одному аппарату!) — коррекции сосудистых образований. Профессор провел мастер-классы. 

Думаю, все же важно подчеркнуть, что, несмотря на имеющиеся сложности, у нас немало отличных врачей-дерматологов и косметологов.

И. П.: Безусловно! Не стоит слишком сгущать краски. У нас действительно достаточно грамотных, опытных специалистов. Проблемы имеются, мы на них указали, но они не уникальны.

Кстати, на Западе ситуация не лучше. Если, скажем, у нас процедуру лазерной эпиляции имеет право проводить только врач, специалист с высшим медицинским образованием, то там ее может выполнять человек, прослушавший краткосрочные обучающие курсы.

Вот мы с вами сейчас говорим о важности образования врачей. А как вы относитесь к тому, что даже в профессиональных изданиях сегодня пишут: в обозримой перспективе аппараты достигнут такого уровня совершенства, что станет возможным проведение процедур практически без участия специалиста... 

И. П.:  Это в корне неверно. Многие врачи возлагают совершенно неоправданные надежды на протоколы (инструкции, предписания, основанные на статистическом обобщении компанией-производителем медицинского опыта, большого количества клинических случаев. — Прим. ред.) проведения процедур.

Это все равно что хирург будет запрашивать протокол к скальпелю (когда все зависит от его рук, знания анатомии и проч.)! Так, есть физика процесса взаимодействия лазерного луча и ткани — биофизика, врач-косметолог должен ее знать.

В соответствии с имеющимися знаниями он и будет использовать тот или иной аппаратный метод или их сочетания. 

Аппаратная косметология — это такой обширный пласт знаний. Может быть, есть смысл во врачах-косметологах с узкой специализацией?

И. П.:  Я так не считаю. Есть отдельная специальность — «косметология», и все, что находится в сфере ее компетенции, врачу-косметологу надо уметь. Он не может быть специалистом по большому пальцу левой ноги!

Доктор должен обладать клиническим мышлением, понимать, как взаимодействуют различные методы. Скажем, для коррекции инволютивных изменений (старения. — Прим. ред.) кожи одних аппаратов недостаточно, нужны и другие процедуры: биоревитализация, контурная пластика...   

Продолжу тему врачебной компетенции. Недавно на страницах нашего издания от одного из видных специалистов прозвучало, что руки и голова врача – это первично. А новизну используемого оборудования можно поставить на второе место. Вы с этим согласны?

И. П.: Нет, не согласен. Руки и голова врача — это необходимо, но этого недостаточно. Доктор, умнее которого не бывает, применяя старый аппарат, качественно татуировку не удалит.

Наше направление развивается очень быстро. Каждые два года меняются технические характеристики оборудования.

Разумеется, плохой специалист, даже имея в своем распоряжении суперпродвинутый аппарат, ничего хорошего пациенту не сделает. Но компромисса между высокой квалификацией врача и не самым релевантным оборудованием быть не может. Все в руках новых технологий! Врач, который пристально следит за инновациями, будет на высоте.

Вот в нашей клинике вы видите две версии одного аппарата с разницей всего лишь в год. Почему? Потому что мы очень дорожим нашими клиентами и при всем желании и таланте не можем выжать из аппарата предыдущей версии той функции, которой в нем попросту нет. 

Игорь Яковлевич, и последний вопрос. Дайте, пожалуйста, нашим читателям, которые задумываются об аппаратных процедурах, рекомендации по выбору клиники.

И. П.: Конечно, я скажу: «Отправляйтесь в хорошо оснащенную специализированную клинику, а не в небольшую косметологию с двумя аппаратами, где занимаются всем понемногу и аппаратными процедурами между делом».

Частая причина осложнений кроется как раз в недостаточной оборудованности медицинского учреждения: когда врачи пытаются решить те или иные задачи с помощью аппарата, который для этого не предназначен.

Получите как можно больше информации о специалистах, работающих в клинике, — благодаря Интернету сделать это несложно.

Обратите внимание на то, кто руководит учреждением: супруга состоятельного человека, пожелавшая стать владелицей красивого бизнеса, или высокий профессионал.

Сегодня пациент должен очень ответственно отнестись к своему выбору, быть критично настроенным, чтобы избежать разочарований и неприятностей!

Возьмите на заметку

LASeR — это аббревиатура:

Light Amplification by Stimulated Emission of Radiation — усиление света с помощью индуцированного (вынужденного) излучения. История лазера началась в 1916 году, когда Альберт Эйнштейн разработал теорию взаимодействия излучения с веществом.

существуют различные виды лазерного воздействия. «Так, мы можем говорить о холодной, теплой, горячей абляции (абляция — выпаривание поверхностного слоя кожи лазерным излучением. — Прим. ред.) или об отсутствии абляции вообще», — рассказывает И. Я. Пинсон.  Для устранения мелких морщин нужна одна лазерная процедура, для выравнивания глубоких заломов кожи — другая. Решение о том или ином воздействии принимается после тщательной диагностики.

келоидные (выпуклые) рубцы лучше не трогать?

Во многих клиниках вам ответят на этот вопрос утвердительно. Однако келоиды (например, рубец, возникший после неудачного пирсинга) удаляют — и успешно! Все, как всегда, зависит от компетенции и опыта врача, а также от используемого оборудования.

лазерное омоложение может истощить ресурсы кожи, спровоцировав преждевременное старение?

«Это полная ерунда!» — говорит И. Я. Пинсон. — Если только вам не отпускают лазерные процедуры постоянно, по поводу и без. К тому же «истощить» — это не медицинский термин. Лазерная (как и любая другая) процедура должна применяться строго по показаниям и оказывать патогенетически обоснованное воздействие». 

Задать вопрос
Оставить отзыв
Записаться на прием
Заказать звонок
Заказать подарочный сертификат